пятница, 24 февраля 2012 г.

СИМВОЛ ФРАНЦИИ ХХ ВЕКА


До Великой французской революции символом Франции была королевская лилия, после этого — Марианна во фригийском колпаке свободы. В середине ХХ в. мир признал новый, персонифицированный символ Франции.

Родившийся в провинции генерал де Голль был менее всего декоративной фигурой. Кинопленка, фотографии и рисунки современников донесли образ одинокого, высокого, немного сутулого, большеносого офицера, постоянно курящего, нелепо позирующего. Франклин Рузвельт иронически назвал его «Жанной д’Арк с усами». И тем не менее Франция после июня 1940 г. во всем мире ассоциировалась с его горбоносым лицом, твердым взглядом и невысоким лбом.
Судьба любит счастливчиков, коим Шарль де Голль не был. Несмотря на образование, полученное в престижном военном училище Сен-Сир, карьера офицера шла медленно. Он писал книги по военному искусству, которые на генералов и политиков особого впечатления не производили; он предсказал грядущую революцию в военном деле, производимую танками, а мир вокруг не усматривал в будущем ничего, кроме триумфа обороны над наступлением — в виде окопной войны.

Становление де Голля как личности пришлось на годы бель эпок, предшествовавшие первой мировой войне. В военной французской науке царило всеобщее помутнение разума, порожденное почти мистической верой в элан виталь, в наступательный порыв, в атаку до предела (а outrance). Вместо холодного разумом Наполеона идеалом стал военачальник, идущий вперед — вопреки всему.
Этой веры хватило лишь на первые месяцы великой войны, потом были злая тоска окопов, выкашивавшие целые роты пулеметные очереди, безрезультатные атаки на железную проволоку. Для де Голля всё это завершилось немецким пленом, в котором высокий капитан учил французскому языку будущего маршала Советского Союза М.Тухачевского, тоже пристально взиравшего на английские чудовища — танки.
Де Голль освобождается из плена лишь после перемирия 11 ноября 1918 года. С 1919 по 1921 год де Голль находится в Польше, где преподаёт теорию тактики в бывшем училище императорской гвардии в Рембертове возле Варшавы, а в июле — августе 1920 года непродолжительное время воюет на фронте советско-польской войны 1919—1921 в чине майора (войсками РСФСР в этом конфликте командует, по иронии судьбы, как раз Тухачевский). Отклонив предложение постоянной позиции в Войске Польском и вернувшись на родину, он 6 апреля 1921 женится на Ивонне Вандру. 28 декабря 1921 года рождается его сын Филипп, названный в честь шефа — впоследствии печально известного коллаборациониста и антагониста де Голля маршала Филиппа Петена. Капитан де Голль преподаёт в школе Сен-Сир, затем в 1922 году допущен в Высшую Военную школу. 15 мая 1924 года рождается дочь Элизабет. В 1928 году родилась младшая дочь Анна, страдавшая синдромом Дауна (Анна умерла в 1948 году; впоследствии де Голль был попечителем Фонда детей с синдромом Дауна).
6 июня 1944 года союзные войска осуществляют успешную высадку в Нормандии, открыв тем самым второй фронт в Европе. Де Голль после недолгого пребывания на освобождённой французской земле опять направился в Вашингтон на переговоры с президентом Рузвельтом, цель которых всё та же — вернуть самостоятельность и величие Франции (ключевое выражение в политическом лексиконе генерала). «Слушая американского президента, я окончательно убедился, что в деловых отношениях между двумя государствами логика и чувство значат очень мало в сравнении с реальной силой, что здесь ценится тот, кто умеет схватить и удержать захваченное; и если Франция хочет занять прежнее своё место, она должна рассчитывать только на себя», пишет де Голль.

В период между двумя мировыми войнами победители почивали на лаврах, а побежденные мечтали о будущих победах. Немец Гудериан искал средство преодоления эшелонированной обороны — и нашел его в действиях танковых колонн. Практически одновременно француз де Голль пришел к тем же выводам, но его военные трактаты были признаны спорными.
Только в начале второй мировой войны сорокадевятилетнему офицеру присвоили звание бригадного генерала. Но далее судьбе как бы надоело обходить своим вниманием явный талант. После прорыва немцев через Арденны в мае 1940 г. де Голля назначают заместителем военного министра. Дисциплина требовала подчинения новому главе правительства — маршалу Петэну — и всем тем, кто пришел к выводу об окончательном поражении Франции в исторической дуэли с Германией. Гений
де Голля заключался в отрицании поражения.
Вопреки всякой субординации он делает выбор в пользу продолжения войны против Германии. На одном из последних самолетов генерал улетел из почти покоренной Франции к Черчиллю в Лондон и 18 июня 1940 г. обратился через микрофоны Би-Би-Си к французской нации: «Проиграна битва, но не война».
*
Де Голль назвал свое движение Свободная Франция, а его официальным символом стал так называемый лотарингский крест. Образовавшееся после капитуляции Франции (22 июня 1940 г.) пронацистское правительство Виши приговорило непокорного генерала к смертной казни. Но движение де Голля набирало силу.
Вначале в него включилось несколько сот, а затем несколько тысяч французов, объединенных одной идеей: в ходе второй мировой войны Франция не должна ожидать освобождения с помощью антигитлеровской коалиции. Она должна сама активно участвовать в освобождении всех своих территорий.
Администрации ряда французских колоний присоединились к движению Шарля де Голля, но были и такие, кто воспринимал его враждебно — как марионетку британского правительства.
Главным оружием де Голля был предоставленный ему микрофон Би-Би-Си. На всех волнах и диапазонах звучал голос генерала, объединяя тех французов, которые не смирились с поражением 1940 г. В этих передачах, которые слушали патриотически настроенные французы на всех континентах, проявились лучшие черты личности де Голля: ясный ум, взволнованная патриотическая страсть, безупречные аналитические способности, ораторский талант, неистребимая вера в победу.
Де Голль проявил и недюжинные организаторские способности. Созданный им штаб постепенно стал превращаться во временное правительство Франции — альтернативу коллаборационистскому правительству Петэна в Виши. Влияние Свободной Франции росло, и уже можно было думать о грядущем ее участии в создании нового правительства Франции де-юре.

Свободную Францию поддерживало британское правительство во главе с Уинстоном Черчиллем, ему оказывало моральную и юридическую поддержку советское правительство. Де Голля не принимали американские власти. Президент Рузвельт полагал, что Франция растратила исторический ресурс великой державы и после войны должна оставить свои плохо управляемые колонии, превратившись в рядовое европейское государство без больших международных амбиций.
Генерал де Голль страстно противостоял американской точке зрения и американскому курсу. Начинается полемика де Голля и Рузвельта, которая продолжалась все годы второй мировой войны. Де Голль не выиграл бы этой битвы, если бы не солидарность Британии и не помощь Москвы, желавшей видеть в восстановленной Франции партнера в новой, послевоенной Европе.
Решающие эпизоды франко-американской дуэли произошли в Северной Африке, в Алжире, освобожденном англо-американским десантом в ноябре 1942 г. Протеже американцев — генерал Жиро — оказался слабым соперником энергичному, дальновидному и талантливому де Голлю. В результате именно де Голль возглавил Национальный фронт освобождения Франции — вопреки воле американских политиков.
Первой страной, признавшей новую организацию де Голля, был СССР. Де Голль и его сторонники сумели заручиться поддержкой движения Сопротивления и в августе 1944 г. триумфально прошли по улицам освобожденного Парижа. Временное правительство Франции первой признала Москва. Именно в советскую столицу прибыл премьер де Голль в декабре 1944 г., чтобы подписать полномасштабный договор новой Франции с ее традиционным союзником — Россией.
*
После окончания второй мировой войны де Голль оставался на посту премьера французского правительства до 1946 г. При нем Франция возвратила колониальные владения, получила зону влияния в Германии и место постоянного члена Совета безопасности в ООН. Решив эти главные задачи, де Голль ушел в отставку и удалился в свое имение Коломбе-де-дез-Эглиз. Здесь он создал «Военные мемуары», написанные в стиле патриотической апологетики. Эти мемуары нередко ставят выше получивших нобелевскую премию воспоминаний У.Черчилля.
Де Голль был личностью, в которой нуждались не в рутинное мирное время, а в дни кризиса. Такой кризис наступил весной 1958 г., когда французские генералы взбунтовались в Алжире, не желая терять этой самой старой и самой важной французской колонии.
Раздираемая склокой, ослабленная частой сменой правительств, Четвертая республика доживала последние дни. Голлистская партия — Объединение в защиту республики — призвала генерала к активному участию в политической жизни.
Де Голль внял призыву, возглавил правительство, написал новую Конституцию и создал Пятую республику с сильной президентской властью. На общенациональном референдуме его проект получил одобрение нации. Генерал был избран президентом, каковым и оставался до 1970 г.
Франция как бы обрела новое дыхание. Она не захотела жертвовать суверенитетом ради атлантической солидарности и отказалась от участия в военной организации Североатлантического союза в 1967 г. Взламывая льды холодной войны, де Голль протянул руку Советскому союзу, выступил с проектом Европы «от Атлантики до Урала», где Россия играла бы заметную роль.
Визит в Москву в июне 1966 г. был своего рода апофеозом нового французского самоутверждения. Де Голль вооружил свою страну независимым ядерным оружием (1960) и вынудил штаб-квартиру НАТО перебраться из Фонтенбло под Парижем в Бельгию.
Одновременно де Голль ускорил строительство единой Западной Европы, подписав франко-германский договор с канцлером Аденауэром в январе 1963 г. Париж отказался растворять свой суверенитет в наднациональных структурах, но решительно противопоставил общеевропейские интересы стремлениям заокеанских союзников.
Де Голль создал свой стиль в политике. Дважды в год он в торжественной обстановке проводил пресс-конференции, за которыми следил весь мир. В яркой афористической манере президент Франции давал оценку основным мировым процессам и роли в них Франции.
Гегемония США де Голля страшила. Он выступал против войны во Вьетнаме, против безоглядной эскалации холодной войны. Французский президент посетил, помимо Москвы, Пекин и столицы восточноевропейских стран. В Канаде он вызвал своего рода кризис поддержкой франкоговорящих жителей провинции Квебек. В развивающихся странах де Голль пропагандировал третий (отличный от проамериканского и просоветского) путь развития и прогресса.
Де Голль приобрел славу и престиж мэтра мировой политики, говорящего на равных с президентом Кеннеди, генеральным секретарем Брежневым и председателем Мао. Для многих он стал своего рода эталоном умудренного и просвещенного государственного деятеля, вернувшего старой Европе право здравого и взвешенного суждения в мировых делах.
*
Во Франции де Голля ненавидели ультраправые, считавшие, что дарование Алжиру независимости в 1962 г. является национальной изменой. Двадцать три покушения говорят о ярости колониального клана. Но для основной массы французов генерал был успешным реформатором, умудренным политиком, уважаемым государственным деятелем.
Возможно, его успеху содействовал экономический подъем, изменивший и модернизировавший Францию в 1958—1970 гг. Политическая стабильность, сохранявшаяся до конца 1960-х гг., базировалась на постоянном экономическом росте. Такие писатели, как Мориак, получили министерские посты, в Европе говорили о де Голле как о «просвещенном правителе».
Де Голль не смог предотвратить кризис 1968 г., но гибко прореагировал на бурные события в Париже и в провинции. Отказавшись от некоторых своих идей и планов, президент постарался объединить расколотую нацию. Объединение это произошло не на тех принципах, которые отстаивал де Голль еще со времен второй войны, и президент отказался от власти, уступив место политикам нового поколения. В этом — как и во многих других деяниях генерала и политика — проявились его мудрость, его бескорыстная преданность родной стране.
После отставки и смерти де Голля его временная непопулярность осталась в прошлом, он осознаётся прежде всего как крупная историческая фигура, национальный лидер, в одном ряду с такими деятелями, как Наполеон I. Чаще, чем в годы его президентства, французы ассоциируют его имя с деятельностью во время Второй мировой войны, называя его обычно «генерал де Голль», а не просто по имени и фамилии. Неприятие фигуры де Голля в наше время характерно в основном для крайне левых.
Нынешний президент Николя Саркози, в своей инаугурационной речи в 2007 году сказал: «Приступая к исполнению функций Президента Республики, я думаю о генерале де Голле, который два раза спас Республику, вернул Франции независимость, а государству — его престиж».
За сторонниками этого правоцентристского курса ещё при жизни генерала закрепилось название голлисты. Отступления от принципов голлизма (в частности, в сторону восстановления отношений с НАТО) были характерны для правительства социалистов при Франсуа Миттеране (1981—1995); в подобной же «атлантизации» курса критики нередко обвиняют и Саркози.

Сообщая о смерти де Голля по телевидению, его преемник Помпиду сказал: «Генерал де Голль умер, Франция овдовела». В его честь названы парижский аэропорт (фр. Roissy-Charles-de-Gaulle, Международный аэропорт имени Шарля де Голля), парижская площадь Звезды и ряд других памятных мест, а также атомный авианосец французских ВМС. Близ Елисейских полей в Париже генералу воздвигнут памятник. В 1990 году его именем названа площадь перед гостиницей «Космос» в Москве, а в 2005 году на ней в присутствии Жака Ширака был установлен памятник де Голлю.

ИНФО:


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.